15.03 - 31.03.2001
ОЛЕКСАНДР ЖИВОТКОВ. ЖИВОПИС

Роману "Совиарта" с Александром Животковым уж более 10 лет - еще с первых датских десантов. Мое увлечение им тоже уж...

В подтверждение, отрывки из старой-старой моей статьи о легендарном "Живописном заповеднике" - когда он еще был. Ее внезапно вспомнил Саша, во время подготовки этой выставки: "... мягкий, спокойный, мудрый не по годам Саша Животков. "Пусть кто-то там дергается, мы себе пишем, примус починяем" - позиция. Писать - главное. Все пластики - живописефобы. Живут в своем, особом пространстве-времени. Гейко разговаривает с Веласкесом, Животков толкает локтем Фалька, когда нужно привести очередной аргумент: какое-нибудь "внутреннее движение света, выталкивающее цвет". Свет для Животкова - главное, глубинное.

Как там у исихастов, воспитавших Рублева - "эманация божественной плоти". Икону любит всем сердцем. Не только смотреть - гладить, носить. Сверхчувствителен. Живописец от Бога, но яркие гаммы - для него слишком ярки. Поэт тончайших градаций серого - "мне хватит". Хватит ли едва угадываемой "Дороги", под которой земля и над которой - небо? Небо и земля - главное, что его интересует. Остальное - детали. Не то, чтобы не хочет их видеть, сами исчезают в процессе письма. "Холст такая удивительная вещь. Заранее ничего не известно". Умеет вслушиваться и вчувствоваться в то, что возникает, а не перекраивать мир и картину по своему замыслу. А возникает - старое, многократно изнасилованное, но неуничтоженное слово "гармония". В мире, в картине, с собой, с миром. "Близость и внутренний уют" - то, к чему тянет Животкова телом. Смутная магия "уходящих вглубь пространств" - беспокойство души. В его пространствах летать хочется".1)

А.Титаренко

1) "Всеукраинские ведомости", 11 мая 1995г